+7 (965) 1382685
Новости
Мои очередные курсы повышения квалификации Я закончил очередные курсы повышения квалификации в центре психиатрии и наркологии имени В....
Новый видео проект по вопросам воспитания Рад представить вам свой новый проект по вопросам воспитания: "Видео энциклопедия по вопроса...
Каждому клиенту книга с автографом в подарок Каждому клиенту книга по психологии отношений, с автографом от психолога Коваль Бориса...
Проголосуйте за лучший раздел моего сайта (и поделитесь им в соцсетях. Кнопки соцсетей в шапке справа)

Видео: Фобии большого города

 

Власть советов на столице FM.

Саша: Борис Коваль, психолог в этой студи. Вы можете позвонить по телефону прямого эфира 90 90 90 96 и 495 код, спросить всё, что вам интересно сейчас, и он, как психолог, вам наверняка даст свои рекомендации. SMS 5533. Здравствуй, Боря.

Психолог (Борис Коваль): Здравствуй.

Саша: Весна, солнышко светит.

Психолог (Борис Коваль): Замечательно.

Саша: Да.

Лена: Но мы о фобиях при этом.

Саша: Да, мы будем говорить о фобиях большого города. Сперва хочу спросить у тебя вот о чём, тут к нам приходил Влад Лисовец, и я вне эфира говорю, вот поговорили с ним, когда я подъезжал домой, стоял какой-то мужик возле арки и потом, когда я вышел из машины он стал, просто сзади пристроился и подошел. Идет и идет себе, идет. Я думаю, ну мало ли что вообще, ну просто вышел погулять, теперь идет домой. Но всё равно сердце как-то заколотилось, так как это что-то вот думаю неспокойно всё в мире в нашем. Это все случилось сразу после убийства Бориса Немцова и Влад говорит: «о, кстати, у меня тоже вот буквально вчера такой же случай был, у меня были какие-то подозрения, что за мной следят. Вот скажи, пожалуйста, что это? Это вот после таких случаев у нас у всех Фобия какая-то есть, или это нельзя назвать фобией.

Психолог (Борис Коваль): Ну, я бы не назвал это фобией. Это просто реакция на событие, а вообще если говорить ну так вот серьёзно, то при любой….

Саша: До этого было все несерьезно.

Психолог (Борис Коваль): Нет, ну всё-таки давай как-то обозначим этот момент. Понимаешь, если  у человека происходит какая-то утрата, или какие-то резонансные события, возникает ощущение неспособности контролировать окружающую действительность, то есть кто-то может напасть, кто-то может сделать какой-то там нехороший поступок. И в определенные моменты мы начинаем осознавать, что мы не в состоянии это контролировать. И вот тогда мы начинаем опасаться, тогда у нас вот эта тревожность и повышается. И с повышением вот этой вот тревожности мы начинаем больше оглядываться до того момента, пока либо ну вот это событие не проживается, мы не успокаиваемся более-менее, либо не проходит какое-то время, просто оно начинает забывается.

Саша: возникает вопрос, как это все забыть, или точнее, когда это всё происходит, например, взрывы в метро, и мы знаем, что первый вагон, когда вагон взлетел, и тогда в первые два вагона никто не садился.

Лена: И вообще в метро вообще сложно становиться спускаться.

Саша: Вообще сложно становиться спускаться.

Лена: Становиться пустынно.

Саша: Вот конечно всегда хочется, но вот что-то такое знать, какую-то там палочку-выручалочку, мантру, с которой ты сможешь везде ходить и понимать, что с тобой ничего не случится.

Лена: Рецепт, как себя успокоить в нашем городе.

Семейный психолог (Борис Коваль): Нет, тут 2 вопроса. Понимать, что с тобой ничего не случится или как себя успокоить, потому что случиться может всё, что угодно.

Лена: Понятно, что мы не можем себе внушить, что с тобой ничего не произойдет и ну это странно.

Саша: Почему не можем, можем. Мы люди.

Лена: Потому что мы все люди, может снег на голову упасть или еще что-нибудь.

Психолог (Борис Коваль): Саш, просто здесь. Я обычно, когда работаю с клиентами в такой ситуации, я предлагаю им подумать о том, принять сам факт, что они не могут все контролировать. Да, может что-то случиться, это возможно. Когда он перестает пытаться контролировать всю и вся, ему становиться легче. Да, безусловно, может упасть снег на голову, может там кирпич упасть, могут что-то там взорвать. Может кто-то там на кого-то напасть, но контролировать это….., тогда мы можем предпринять какие-то действия. Не идти в тёмный переулок.

Лена: Не идти в метро, а ехать на такси.

Психолог (Борис Коваль): Допустим, если есть возможность. Но, тем не менее, объективно полностью себя обезопасить мы не можем. Когда мы принимаем этот момент, когда мы принимаем что да, возможны какие-то события, когда мы смиряемся с этим, действительно становиться легче.

Лена:8495 90 90 90 96. Друзья, чего боитесь вы? Как вы боретесь, может быть, со своими фобиями, как вы себя спасаете? Какие у вас рецепты? Всё это принимается в течение часа, дозванивайтесь и высказывайтесь.

Саша: Что касается предложения твоего идти за потоком. Если двумя словами, тремя точнее, с моей точки зрения, это самое главное, как бы сказать, что если человек научится так жить, то есть не сопротивляться, то вообще его жизнь измениться, так скажем, на диаметрально противоположную.

Частный психолог (Борис Коваль): Вот мне не нравится сама фраза, что значит не сопротивляться, что ты в не вкладываешь?

Саша: тоже самое, что и ты, только другими словами, то есть, например, вот я прихожу на работу, мне говорят: «Ну все, Александр,10% вашей зарплаты, ну вот извините такая ситуация, 10% мы счикиваем.» И тут я начинаю думать, вот как могли, вот у меня там всё внутри переворачиваться. И если я себе говорю: да, это жизнь, да, хорошо, спасибо. Ну, что поделать, ну бывает. То есть я не расстраиваюсь. Я не переживаю. Вся жизнь вот эта, вот это, вот эти мелочи, они на меня не влияют. Дальше я не успел, на автобус: ну, что поделать. Вот я не стою, вот и что же, вот буквально связь, потом начинаю себя мучить вопросами, как же так, какой я плохой, зачем же я это сделал.

Психолог (Борис Коваль): 2 разные ситуации. 1 ситуация: у тебя отняли зарплату. Да и здесь ты можешь вполне себе…. процент забрали, ну не важно там 10%, 5%, 1 %, рубль отняли незаконно.

Саша: Почему незаконно, законно. Ну как сейчас же кризис, сейчас всем….

Лена: Такое время, мы все понимаем, что мы можем попасть под оптимизацию, под сокращение и так далее.

Психолог (Борис Коваль): Ну, всё-таки как специалист, который работал в кадрах, я могу сказать, что, если вам говорят: «Извините, мы отказываемся от премии». Это один вариант, это законно. Если вам говорят: «мы снижаем уровень зарплаты, оклад, это другой вариант, это незаконно.

Лена: Это уже тонкости. Давайте уже.

Психолог (Борис Коваль): нет, нет, нет. Если с вами поступают несправедливо, но вы можете с этим бороться, это ваше личное право, вы можете бороться, отстаивать свои права. У меня был один клиент, который боролся за то, чтобы ему выплатили все причитающиеся суммы при увольнении. Он всего добился. Я считаю, что он большой молодец. А когда вы стоите на автобусной остановке, но что вы можете сделать, автобус уже уехал.

Саша: Представим, что все ситуации, Боря, представим, что все ситуации это «мы стоим на автобусной остановке». Больше всего раздражения, эмоций, отрицательных эмоций мы получаем тогда, когда мы сопротивляемся тому, чему сопротивляться не надо. Вот такая жизнь, не знаю, там пришел, тебя понизили в должности, ещё что-то произошло. Ты услышал про какое-нибудь неприятное событие по телевизору, тебе позвонили и сказали, что ты дурак. И вот все.

Лена: А вот как провести черту Саша, где сопротивляться, а где, наоборот, нужно спокойствие.

Саша: Полное принятие, с моей точки зрения, полное принятие.

Лена: Позвонить Саше Ветрову и сказать, Саш, меня назвали дурой, помоги мне.

Психолог (Борис Коваль): Здесь ситуация другая. Можно разделить свое эмоциональное участие в ситуации от действия, то есть, если мы можем действовать, мы можем действовать. А когда не можем, мы можем эмоционально не реагировать, зачем.

Саша: Вот это самое главное, но все реагируют, как не реагировать?

Подростковый психолог (Борис Коваль): Ну как я уже сказал, первый способ — это попытаться понять, что да, есть какие-то ситуации неизбежные, и мы не можем это изменить.

Саша: Себе говорить, это неизбежно.

Психолог (Борис Коваль): Ну, а почему нет.

Саша: Нет, я без сарказма, я хочу научиться.

Психолог (Борис Коваль): Вот Саш, я сейчас тебе расскажу один любопытный момент. В работе с клиентами есть такой момент, как самотерапия. Ну, допустим, я не всегда могу быть рядом, клиент находится сам где-то, у неё что-то случилось. И когда происходит какой-то момент, я ему говорю так: «подумайте, что случилось, что вас волнует и проговорите про себя, допустим, какой-то внутренний конфликт или какая-то вот тревожащая вас ситуация, я переживаю по этому и по этому поводу. Вы принимаете этот страх, вы принимаете это переживание, вы его озвучиваете, там вы про себя, это проговорили или вслух, неважно. И когда человек это проговаривает, ему становится легче, т.е. это первый момент. Второй момент, вы можете сказать, да, вот в этой ситуации я ничего не могу сделать, я должен ее принять. Я принимаю эту ситуацию, я ее принимаю в том случае, если сам с ней справиться не могу. Если я могу с ней что-то сделать, да я принимаю эту ситуацию, но я с ней буду бороться. Я предприму вот эти, вот эти действия, пойду в суд, если там зарплата или, я там я не знаю, если меня это успокоит, я напишу жалобу в управляющую компанию, которая занимается расписанием. Если это вас успокоит, можно сделать так, но просто эмоционально вовлекаться и начинать себя бичевать вот этими эмоциями, ну это уже это не есть хорошо.

Лена: Борис, а у меня есть вполне конкретный пример, наверное, как раз фобии. Я думаю, что он весьма распространенный. Я невероятно боюсь летать, очень.

Психолог (Борис Коваль): Высоты или летать?

Лена: Всего вместе. И за месяц до того, как там я должна куда-то улететь у меня начинается страх, я перестаю спать, мне снятся сны, что самолет приземляется на Дмитровском шоссе или, что он приземляется в океан, а я не умею плавать.

Психолог (Борис Коваль): Но вот на Дмитровском шоссе это хороший вариант.

Лена: Самые разные. Если сейчас все рассказывать, то можно написать просто книгу ужасов или фильм ужасов сделать. При этом, когда я поднимаюсь там на борт самолета меня трясёт, я не могу говорить, я впадаю  в состояние анабиоза. Мой муж мне всегда советует: ты знаешь, дорогая, если ты так переживаешь, что там что-то не докрутили техники, смотрители, ты поезжай туда часа за 3 в аэропорт, постой с ними рядом и спроси, всё ли они проверили. Он уже надо мной начинает просто издеваться. Как нужно вести себя родственникам, когда действительно у людей есть фобии. Как нужно вести себя человеку, можно ли от этого избавиться, вот от таких страхов?

Психолог (Борис Коваль): Ну, как вести себя родственникам, здесь прямо так сказать сложно. Я могу сказать, что человек может сделать в этой ситуации. Во-первых, нужно разделить этот момент на два варианта. Первый - это ситуационный страх. То есть, когда произошло какое-то событие, и после этого у вас возник там страх высоты или что-то ещё. С этим работать можно достаточно просто, ну там можно обратиться к специалисту либо попробовать как-то самостоятельно. Но самостоятельно в общем не всегда это может помочь.

Саша: А разве это не страх смерти?

Психолог (Борис Коваль): Тут опять вот о чем, я говорил, с одной стороны, когда у нас возникают фобии, и мы должны принять, что всё возможно, возможна и смерть, возможны и потери, возможны какие-то события. Всё это как бы такой первый момент. Но это может быть связано либо с каким-то событием и в этом случае, проработав это событие, какие-то там страшные катастрофы, которые мы видели или по телевизору в детстве, что-то такое или там, ну мало ли, иногда бывают ситуации, когда там к ребенку подлетает оса, мама начинает судорожно верещать что «о, Боже, оса, ребенок пугается настолько ее реакции, что на всю жизнь боится ос, его начинает трясти.

Саша: И летать.

Онлайн психолог (Борис Коваль): Ну, летать это отдельная история. Нет, конечно, Саш, я понимаю тебе весело.

Саша: Нет, мне не весело. У тебя правда такая фобия есть? Ты разобралась, когда она началась вообще?

Лена: Я разобралась, что, когдая летаю одна, например, у меня таких проблем нет, но когда я лечу со своей семьей…

Саша: Ты боишься за кого-то. Потерять родных и близких.

Лена: Может быть да.

Саша: Это я заметил, у тебя это есть, да. Но мы скажем уже больше сразу после новостей.

Саша: Все фобии разруливает сегодня в эфире Борис Коваль, психолог наш, наш и ваш. К тому же, если вы хотите, чтобы он был и вашим, звоните, пожалуйста, 90 90 90 96. код Москвы 95 495 и SMS портал 5533. Пока дозвонилась Елена Дмитриева и задала Борису вопрос по поводу своей фобии: летать она боится.

Лена: Я думаю, что многие из наших слушателей боятся летать.

Саша: И там продолжение же есть истории, как мы выяснили, пока был небольшой перерывчик, Лена боится за свою семью, когда появились дети и муж, появился страх за них. Вот за них она боится.

Психолог (Борис Коваль): Ну, вот тут, безусловно. То есть когда появляются дети в семье женщины, у неё возникает страх, она пытается контролировать всё вокруг, то есть вот это вот желание тотального контроля, чтобы четко ощущать, что всё будет надежно. Она всё контролирует и всё будет так, как ей хочется. То есть это может достаточно сильно травмировать. У меня был случай в практике, когда женщина настолько сильно боялась высоты, что она посреди ночи вскакивала и проверяла, никто ли из семьи не вывалился в окно.

Лена: То есть это тоже фобия?

Психолог (Борис Коваль): Конечно, конечно. Там событийное, то есть там был какое-то событие, мы его проработали, в итоге собственно ситуация улучшилась.

Саша: А что это за событие,  всегда интересно узнать, что могло к этому привести?

Психолог (Борис Коваль): Допустим, человек может видеть….

Лена: Какой-то несчастный случай.

Психолог (Борис Коваль): Несчастный случай, попытку самоубийства, какие-то такие вещи и когда это возникает, если происходит это в раннем возрасте, то происходит крушение вот этого ощущения надежности мира. Вдруг сразу становится очевидным, как всё это хрупко, как человек может очень быстро уйти из жизни.

Саша: А как вы это проработали?

Психолог (Борис Коваль): Ну, есть определенные техники. Саш, но я не могу, наверное, все подробности рассказывать, но есть техники. Допустим, можно использовать психодраму, когда человек проживает это событие, и мы можем в конце, скажем так, немножко потом пофантазировать каков мог бы быть другой финал.

Лена: Подкорректировать результат, да.

Психолог (Борис Коваль): Да, да, да.Человек может, допустим….

Саша: Перерисовать отрицательное в положительное.

Психолог (Борис Коваль): Не совсем. Человеку нужна была поддержка в этот момент от значимой фигуры, то есть человек был в молодом возрасте, такой значимой фигурой был отец и собственно, ну мы проработали таким образом, что отец как бы поучаствовал этой ситуации и дал эту поддержку.

Саша: Очень напоминает это холодинамику и кинзиологию. Но, все же, это расстановки. Но, мне кажется, погружение в эту ситуацию…

Психолог (Борис Коваль): Это телесная техника.

Саша: Хорошо, холодинамика - это погружения в эту ситуацию, мы находим причину и перерисовываем всё. Мы фантазируем, если нам что-то не хватало, например, отца, поддержки отца, мы представляем себе.

Психолог (Борис Коваль): На счет холодинамики не сталкивался, но знаю, что психодрама работает.

Саша: Ну вот Лене что делать? Она боится детей потерять, мужа потерять, поэтому летать боится.

Психолог (Борис Коваль): Опять, как я уже сказал, здесь есть два варианта: 1) это либо ситуативная какая-то, какой-то момент, который вызвал вот эту реакцию.

Лена: Нет, ну конечно, я боюсь любых каких-то катастроф.

Психолог (Борис Коваль): 2) Либо общее повышение тревожности, которое с чем-то связанно. Что значит общее повышение тревожности? Какая-то там может быть неудовлетворенность какими-то событиями, может быть ощущение какой-то потерянности, всякие бывают моменты. И когда мы начинаем это прорабатывать, вот эти моменты, потому что с тревожностью вообще работать бывает довольно сложно. То есть сначала нужно понять причины возникновения тревожности, потом вы начинаете постепенно снижать тревожность, а снижать тревожность не быстро. И соответственно, когда человек…, кстати, вот хороший способ, можно придумать себе какой-нибудь амулет, ну вложить..., вот с той женщиной, когда она пришла у неё был страх высоты, она уже трое суток не спала, я понимал, что с ней вообще работать невозможно, в этой ситуации.

Лена: Но в амулет надо поверить.

Психолог (Борис Коваль): Нет, понятно. У неё был некий персонаж из детства, какой-то Домовой и, собственно, я попросил её нарисовать этого Домового. Она его нарисовала. Она его положила под подушку, и с этого дня она стала нормально спать. Как только она выспалась, мы с ней начали прорабатывать эту ситуацию. То есть, что значит какой-то амулет, некий такой символ, в который вы можете поверить, который ваш защитный символ. Это может быть либо там фотография какого-то близкого человека, который всегда приходил вам на помощь, который всегда успокаивал, либо какой-то амулет, который вам в детстве кто-то мог дать. Неважно, как психолог я, конечно, понимаю, что это самовнушение, но, если какая-то вещь, что-то вас успокаивает и даёт вам уверенность – это можно использовать. Но опять-таки, это будет только симптоматическим лечением. То есть вот это не избавит, не будет полной проработкой, это будет некой такой помощью.

Саша: Да, тем не менее, если вообще мы говорим обо всех женщинах, тех, которые не бояться летать и о тех, которые бояться летать, неважно. Когда появляются дети, очень часто женщина, просто может быть это физиология так, может быть это так устроено, что она просто не может ничего сделать с собой, она боится, хочет она этого или нет.

Лена: Может быть это так и надо, да?

Саша: Вот я про это и спрашиваю, да.

Психолог онлайн (Борис Коваль): Конечно, там природой заложен материнский инстинкт, это всё замечательно. Но когда это лишает её способности адекватно реагировать на окружающую действительность, тогда, наверное, ей нужна помощь. Речь об этом. Что можно делать для того, чтобы успокаиваться. Если мы говорим на уровне тревожности, очень хорошо помогает рисование. Вообще замечательная вещь рисовать свои эмоции, рисовать свои чувства, рисовать свои негативные проявления. Собственно, за всю мою работу, я могу сказать, это один из самых действенных и самых безопасных методов – творчество.

Саша: А что рисовать? Какую себе дать задачу? Поставить перед собой?

Психолог (Борис Коваль): Это может быть абстрактная картина. Вы берёте карандаши, краски и вот абстрактная картина, всё что угодно, там какие-то смешения цветов, то есть это может быть абсолютно, что угодно. Самое главное выразить то, что вы чувствуете, выразить свой страх.

Саша: Выразили и дальше что?

Психолог (Борис Коваль): Выразили. Таким образом, мы от него освобождаемся.

Лена: Успокаиваемся, да проще говоря?

Психолог (Борис Коваль): Да, мы успокаиваемся. Да, мы сбрасываем эту негативную энергию. Мы сбрасываем эти эмоции. Иногда бывает, страх у нас возникает в связи с… Саша

Саша: Я уже начал рисовать

Психолог (Борис Коваль): Саша, цветные рисунки, цветные.

Лена: Если человек сидит…

Психолог (Борис Коваль): Такая вот мания, превратить.., фломастеры нельзя.

Саша: А что-можно-то?

Психолог (Борис Коваль): Настоящие, природные

Саша: Карандаши?

Психолог (Борис Коваль): Это карандаши, это краски, природные компоненты, с которыми можно работать.

Саша: А какая разница, Боря?

Психолог (Борис Коваль): Большая разница. Психологи практически не работают с фломастерами, психологи работают с карандашами.

Саша: Почему?

Психолог (Борис Коваль): Вот так вот.

Саша: Почему нет? Должно же быть какое-то объяснение. Я хочу дойти до самой сути. Во всём.

Психолог (Борис Коваль): Саша, у нас другая тема. У нас фобии.

Лена: Подожди, мы к поэтам потом перейдем.

Психолог (Борис Коваль): Хорошо.

Психолог (Борис Коваль): Это неестественные цвета, там нет линий нажима, там нет очень многих моментов. Мы не можем в зависимости от нажима корректировать цвет. То есть, если мы берём краски, мы не можем смешивать цвета. То есть много, чего мы не можем делать фломастерами, ручками и прочее.

Саша: Хорошо, но, если мы нарисовали. А давайте мы Екатерину сперва послушаем, а потом вернёмся к рисованию…. Екатерина, здравствуйте.

Екатерина: Здравствуйте.

Саша: Слушаем Вас.

Екатерина: Я услышала про страх высоты у Елены, про все последующие комментарии и хотела спросить. Когда я боюсь летать, я этого очень сильно боюсь, я пытаюсь с собой разговаривать, я пытаюсь себе объяснить, что если тебе там суждено умереть, то ты умрёшь, то и кирпич может тебе на голову упасть на улице, так что не бойся и иди садись в самолёт. При этом, я понимаю, что, садясь за руль ежедневно, я рискую гораздо больше, чем садясь в самолёты. К вопросу о том, как прорабатывать страхи и возвращаться к ситуациям. Я, например, за рулём несколько раз была в страшнейших авариях. При этом после них, я абсолютно спокойно садилась за руль, будто ни малейшего страха. Я садилась и ехала. А с самолётами, казалось бы, не было никакой ситуации, которая могла спровоцировать этот страх, и тогда получается я не знаю, что прорабатывать.

Лена: Екатерина, я правильно понимаю: вот сейчас это как больные больного. У меня, например, страх того, ощущение безысходности. Если будет ДТП, например. Я представляю, что в ДТП человек может запросто выжить, да, это может быть легкое повреждение, но если самолёт с высоты грохается, то тут уже шансов практически нет. Вы боитесь того же самого? Что это 10 тысяч метров?

Екатерина: Наверное, да. Я, наверное, боюсь отсутствия почвы под ногами.

Лена: Вот.

Психолог (Борис Коваль): Отсутствие контроля. Когда мы за рулём, мы можем контролировать ситуацию.

Екатерина: Когда я сижу в самолёте, я всегда более спокойна, когда лечу над водой. Потому что мне кажется, что…

Саша: Есть шанс выжить.

Лена: Есть шанс доплыть.

Саша: Спасибо, Екатерина. Спасибо Вам большое.

Лена: А я не умею плавать, Борис, представляете.

Психолог (Борис Коваль): На самом деле Екатерина сказала очень важную вещь: можно проговаривать какие-то вещи. То есть мы проговариваем…

Лена: Тогда как окружающие? Вот вы представляете сидят пассажиры..

Психолог (Борис Коваль): Нет-нет, можно проговаривать их перед полётом, допустим. Можно проговаривать какие-то вещи, так сейчас мы отправимся, полетим и так далее. То есть, что происходит вовремя проговаривания будущих событий, часто так делают дети. Они спрашивают: «Мама куда мы идём? А что там будет? А когда мы вернёмся домой?» Они проясняют ситуацию. То есть можно залезть в интернет, открыть «как самолет готовится к отправке» и просмотреть, прояснить для себя ситуацию, сделать для себя знакомой, понятной. Когда вы проясняете, там говорят «вот у нас проходит 10 тысяч проверок. Каждый модуль проверяется неоднократно. Количество крушений...» Когда вы проясняете ситуацию, она становится для нас более знакомой, потому что автомобиль для нас знаком. Помимо того, что у нас есть ощущение, что мы можем повлиять на ситуацию. Он для нас более знакомый. И чем более знакомой будет для нас эта ситуация, тем нам будет легче.

Саша: А там не я. В автомобиле не я за рулём, а какой-то дядя.

Лена: Пилот.

Психолог (Борис Коваль): Тогда можно просмотреть, как готовят пилотов, какие-то еще такие моменты. То есть прояснять ситуацию, и это будет снижать тревогу.

Саша: Посмотреть авиакатастрофы.

Лена: Но не врываться в кабинки.

Саша: Продолжается наша программа - Борис Коваль, психолог. Мы обсуждаем фобии. Что-то мы застряли на фобии полётной. Я бы так сказал, все боятся летать.

Психолог (Борис Коваль): Фобия – она всегда одна. То есть механизм возникновения фобий всегда одинаковый: полёт это, ездить на машине, чего угодно, не имеет значения.

Лена: Хорошо, если нет разницы. Смотрите, если человек чего-то боится. Предположим жена, она боится летать, заходить в метро, замкнутых пространств – не имеет значения, а скажем муж, или члены семьи, они её не поддерживают, они не разделяют, они не понимают. Как в этом случае можно себя вести? И вообще важно ли, чтобы тебя кто-то поддерживал и успокаивал? Или есть люди, которым хочется абстрагироваться и сказать: «Вы меня не трогайте, пожалуйста. Я сам с собой разберусь. Со своим страхом.»

Психолог (Борис Коваль): Первое, самое важное, мы должны понимать, что касается любых эмоций, если они возникают, для человека, у которого они возникают, они настоящие. Они возникают по ложным причинам, объективным, субъективным, не имеет значения. А если эти чувства возникли, то их нужно воспринимать… то есть этот человек их воспринимает в серьёз. И к ним нужно относиться так, как будто для него они настоящие, то есть для него они существуют. Поддерживать в этих страхах, наверное, не стоит. Человеку в этой ситуации, возможно, кому-то нужна помощь, поддержка. Если мы говорим о женщине, женщина часто ожидает от мужчины, от супруга какого-то успокоения, поддержки. Чтобы она почувствовала, что рядом с ней человек, который её защитит, который может проконтролировать ситуацию, сильный. То есть это достаточно часто помогает. В общем и целом, я бы сказал, что здесь нужно пытаться понять человека, принять его страхи, принять то, что с ним происходит, а не поддерживая, не поощряя их, ни в коем случае.

Лена: То есть нужно вести себя как некоторые родители с детьми, когда говорят, например, ко мне подошла дочка года в 4 или 3 и спросила: «Мама, а это правда, что через какое-то время я умру?» -да, мы все умираем. И некоторые родители отвечают, не что ты, ты не умрёшь никогда, изобрели лекарство или изобретут, то есть они уводят эту тему от мышления, чтобы ребёнок над этим не задумывался и не рассуждал. Вот тут так же надо себя вести, говорить: «Ты знаешь, мы не упадём. Это прекрасные авиалинии. Всё будет нормально. Брось вообще заниматься ерундой.» Или нужно человеку разъяснять, вот смотри, здесь такие-то техники, билеты стоят дорого, значит…

Практикующий психолог (Борис Коваль): С разным человеком нужно вести себя по-разному.

Лена: Всё-таки, это особенность.

Психолог (Борис Коваль): Кому-то достаточно просто сказать, если разговаривает муж с женой: «Ну что ты переживаешь? Всё будет хорошо». Немножко с ней посюсюкаться, как с ребёнком. Она будет ощущать, что есть защитник.

Лена: Плечо, какое-то.

Психолог (Борис Коваль): Да, плечо, которое её оберегает, который защитит, с которым она рядом чувствует себя уверенно. Вот эта вот каменная стена, которая перед ней есть. И ничто не может там её как-то обидеть, пока этот человек рядом. Именно это является какой-то поддержкой. В таком смысле может быть.

Саша: Если человек не может успокоиться, возможно ли какие-нибудь таблетки принимать?

Психолог (Борис Коваль): Нет, безусловно. Здесь уже нужно обращаться к соответствующим специалистам. Психологи, они работают с душевным состоянием. Таблетки, успокоительные или что-то в этом роде, здесь нужно обратиться к специалистам соответствующего профиля.

Саша: А в основе, ты сказал, любой фобии и какой-то один механизм лежит, да?

Психолог (Борис Коваль): Безусловно, да.

Саша: Но, если мы все сейчас узнаем и дадим какой-то, скажем несколько способов выхода из ситуации. Всё тогда, нам не надо, мы решили проблему любую.

Психолог (Борис Коваль): Не совсем так просто. Может быть я немножко погорячился. Может быть фобии возникают в результате тревожности и тогда одна фобия постоянно сменяется другой.

Саша: Почему одни боятся пауков, другие боятся летать, третьи боятся милиционеров, четвёртые женщин боятся.

Психолог (Борис Коваль): Могло быть либо травмирующие событие, например.

Лена: Страшная женщина.

Психолог (Борис Коваль): Нет, допустим я знал ситуацию, когда мама пугала своих детей врачами. Замечательная мама.

Лена: Придёт укол сделает, если не будешь пить таблетки.

Психолог (Борис Коваль): Да, если будешь себя вести плохо, я сейчас врачей вызову… И вот я думаю, какая замечательная мама, что же будет, когда ребёнок вырастет и ему вдруг потребуется помощь специалиста. И он скорее всего не пойдёт к специалисту. Каким образом формируется фобия милиционера или врача? Может быть каким-то таким образом. Каким образом формируется фобия паука? Это событийные моменты, когда что-то вкладывают в нас. Каким образом формируется фобия паука? Когда мама видит паука, и ребёнку год или шесть месяцев, и она начинает *испуганные движения*

Саша: Здесь я не согласен. Например, в моей семье только у меня арахнофобия, только у одного. Все спокойно за лапки их берут, говорят смотри какой красивый, посмотри это всё нормально, он не кусается, возьми и ты. И всё, у меня начинается истерика, я просто не могу контролировать себя в этой ситуации.

Психолог (Борис Коваль): То есть когда это всё началось, ты не помнишь?

Саша: С раннего детства.

Психолог (Борис Коваль): С раннего детства. Давай пофантазируем, как это могло быть. Могло быть очень просто. Да, в твоей семье этого никто не боится. Ты в детстве где-то лазил по двору и увидел какого-то паука, который тебя испугал. Он мог неожиданно, вот так раз и на паутине перед лицом спуститься, и для тебя это был шок. То есть необязательно, чтобы это кто-то из близких создал эту ситуацию, да. Эта ситуация может случайно произойти.

Лена: Стихийно возникнуть просто.

Саша: Обязательна такая причина происхождения вот этой фобии?

Психолог (Борис Коваль): Нет, не обязательна.

Саша: А какие ещё бывают?

Психолог (Борис Коваль): Как я уже сказал, это может быть либо событие, либо общая тревожность. То есть, когда мы говорим об общей тревожности.

Саша: Нет, подождите. Я здесь совершенно про другое. Общая тревожность причем здесь? Мама боится лягушек, я боюсь пауков.

Психолог (Борис Коваль): Общая тревожность – это когда человек в принципе должен чего-то бояться.

Саша: Нет.

Психолог (Борис Коваль): Саша, давай, я тебе всё-таки объясню. Я понимаю, что ты хороший специалист в области психологии, но всё-таки позволь мне закончить мысль. Когда мы говорим об общей тревожности, мы работаем с одним страхом чего-то. Мы справляемся с этим, возникает другой страх, третий страх, четвёртый страх.

Саша: Так я и говорю тебе. Я боюсь только пауков, причем здесь моя тревожность? Мама боится только лягушек, но не пауков.

Лена: Может быть это выразилась твоя тревожность только в боязни пауков.

Саша: Возможно.

Психолог (Борис Коваль): В данном случае, скорее всего, дело не в тревожности. Но, если мы говорим о тревожности. Саш, я же должен говорить не только о тебе, а вообще о всех случаях.

Саша: Да, но этот случай достаточно распространён. Кто-то не боится мышей, лягушек, зверей никаких, но боится, например, ящериц.

Лена: Я боюсь, например, тараканов.

Саша: А я наоборот, я могу её расчленить буквально в руках.

Лена: Фу, Саша, пожалуйста не надо.

Саша: Не надо членить?

Лена: Нет.

Саша: Не будем. Вот я о чём говорю. Значит человек рождается с таким.

Психолог (Борис Коваль): Нет. Человек не рождается со страхом каких-то животных или насекомых. Это приобретённое, скорее всего. Когда я говорю про тревожность, просто эта тревожность ведёт к тому, что возникает какая-то фобия, какой-то страх. Но что именно его вызывает? Это может быть какое-то событие. События, безусловно, недостаточно, чтобы превратиться в реальный страх.

Саша: Про событие я уже понял. Про то, что общая тревожность понял. И всё? Ещё есть какие-то? Я не услышал ответ на свой вопрос.

Психолог (Борис Коваль): Кроме тревожности и каких-то событий, которые возникают, я с такими ситуациями не сталкивался.

Саша: То есть ты не знаешь, почему у меня арахнофобия, а у Лены тараканофобия.

Лена: Ты – уникум.

Психолог (Борис Коваль): Саша, если с тобой что-то произошло в возрасте шести месяцев или года, то вряд ли ты это можешь вспомнить.

Лена: Ты не можешь этого вспомнить, конечно. Так же, как и я возможно, увидела в детстве таракана.

Психолог (Борис Коваль): Более того, я могу сказать, что вот эта женщина, о которой я рассказывал.

Лена: Я верю Борису, конечно. Он же сидит в гостях у нашей студии.

Психолог (Борис Коваль): Саша, ты единственный, кто мне не верит.

Саша: Женщина, давайте к женщинам вернёмся. Ну что с женщиной-то, Боря?

Психолог (Борис Коваль): У той женщины, у которой был страх, в связи с неким травмирующим событием. Она не помнила об этом событии. Она вспомнила его только в процессе, причем это было уже в сознательном возрасте. Мы вытесняем эти моменты. Вот этот большой страх, потрясение можем вытеснять его, и оно может всплывать только во время работы с психологом. Другое дело, если мы вспоминаем сами, то можно попробовать проработать его самостоятельно.

Саша: Боря, мы вынуждены вытеснить тебя из эфира, извини, пожалуйста. Потому что заканчивается наша программа. Я надеюсь, что фобий у наших слушателей после встречи с тобой становится всё меньше и меньше с каждым разом.

Психолог (Борис Коваль): Я тоже на это надеюсь.

Саша: Здесь, в этой студии был Борис Коваль, психолог. Боря спасибо. А мы с Леной не прощаемся, уважаемые слушатели, встретимся через несколько минут.